Центр Развития Современного Права
 

Исключение компании из ЕГРЮЛ не воспрепятствует субсидиарной ответственности руководства по ее обязательствам

30 июля 2017 года вступили в силу изменения и дополнения к ряду законов, регулирующих деятельность юридических лиц (ФЗ «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты РФ» №488-ФЗ).

Самой существенной новацией, предусмотренной этим законом, является распространение  на  лиц, действовавших от имени ликвидированной организации (а также на членов её коллегиальных органов) ответственности по долгам этой организации перед третьими лицами (кредиторами).

Фактически это означает, что с ликвидацией юридического лица его долги (вопреки общему правилу) – не «умирают» и могут быть взысканы с менеджмента компании.

Правовая логика закона сводится к тому, что прекращение деятельности юридического лица и последующее его исключение из реестра (с непогашенными долгами перед третьими лицами) могут оказаться следствием неразумного и/или недобросовестного поведения  его руководства.  И если заинтересованное лицо (кредитор) докажет это – оно вправе рассчитывать на взыскание  с таких лиц задолженности ликвидированной компании.

Такой подход призван повысить эффективность борьбы с брошенными компаниями, когда их директора и уполномоченные органы, вместо того, чтобы провести предусмотренную законом процедуру ликвидации –  фактически прекращают деятельность компании (хозяйственные операции, сдачу отчетности, финансовые транзакции – переводы по счетам). Теперь, оставляя компанию на «волю судеб» — действующие от её имени лица (и члены коллегиальных органов) должны будут оценить риски взыскания с них непогашенного долга, то есть возможность судебного преследования со стороны кредиторов.

Насколько эффективно будет работать новая норма (пункт 3.1. статьи 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») – покажет время, но уже сейчас можно предположить, кто окажется основным выгодоприобретателем от такого подхода.

Дело в том, что простым коммерческим кредиторам, после ликвидации компании (исключения её из реестра) едва ли удастся собрать необходимые доказательства неразумного и/или недобросовестного поведения менеджмента и/или членов органов управления  (у них просто нет таких полномочий).

Напротив, налоговые органы имеют доступ к счетам, реестру недвижимости, реестрам ценных бумаг и иным информационным ресурсам, которые (даже в отсутствии внутренних документов общества) – позволяют судить о его деятельности и как следствие — разумности и добросовестности его руководства. Однако эффективно  воспользоваться этим механизмом налоговый орган сможет только тогда, когда фискальный долг признан самим налогоплательщиком (в налоговой декларации) – поскольку проверять ликвидированную компанию налоговики не права не имеют.

Коммерческим же кредиторам следует иметь в виду, что процессуальное законодательство предоставляет им право вступить в дело о субсидиарной ответственности (если оно инициировано налоговым органом)  на основании статьи 50 АПК РФ в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора.

Законодателю же в целях придания этому институту (субсидиарной ответственности в случае исключения организации из ЕГРЮЛ) более сбалансированного характера и максимальной равной защиты всех заинтересованных лиц, можно было бы подумать о дополнении закона положениями о применении к соответствующим ситуациям правил главы 28.2 АПК РФ (Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц).

Морев. Д.В., ведущий эксперт ЦРСП

Поделиться новостью
comments powered by HyperComments