Центр Развития Современного Права
 

Изменение условий предоставления документов акционерных обществ – кто потенциальный выгодоприобретатель нового порядка?

29 июля 2017 года Президентом РФ подписан Федеральный закон №233-ФЗ, корректирующий порядок предоставления акционерным обществом документов и информации  своим акционерам.

Любые действия, влекущие изменение  баланса интересов акционеров и общества (а по сути интересов миноритарных и мажоритарных акционеров), всегда вызывают живой интерес у экспертного сообщества и инвесторов. Принятый и вступивший в силу закон №233-ФЗ не стал исключением.

Все мы знаем, что бесконтрольность менеджмента компании (сформированного мажоритарными владельцами) может привести к серьезным злоупотреблениям (фиктивным банкротствам, выводу активов и т.д.).

Однако и миноритарные акционеры способны своими недобросовестными действиями (особенно, когда за ними стоят профессионалы гринмейла) – причинить обществу и мажоритариям существенные убытки. У многих еще на памяти случай с решением одного районного суда, который по иску миноритария остановил работу крупной нефтяной компании.

Если говорить о том, ограничил или расширил  закон №233-ФЗ доступ акционеров к документам общества, то впечатление тут создается двоякое.

Если предыдущая редакция закона в истолковании, которое дал ей Верховный Суд (например, Определение №305-АД17-5106) исключала предоставление акционерам, владеющим менее чем 25% голосующих акций договоров общества, то внесенные изменения обязывают предоставлять такие документы, если их запрашивают владельцы не менее,  чем одного процента голосующих акций общества. Правда с одной важной оговоркой – истребованы могут быть сведения о договорах, которые относятся к крупным и/или совершенным в условиях заинтересованности. Здесь права миноритариев расширены.

К протоколам Совета директоров Общества теперь имеют право доступа только владельцы не менее чем одного процента голосующих акций общества – ранее такое право было у любого владельца (вне зависимости от количества акций). В условиях существенного дробления пакетов в публичных обществах (где значительная часть акционеров владеет гораздо менее, чем один процент акций) – это нововведение объективно огранивает права миноритарных владельцев.

Но главным ограничением для миноритариев (владеющих менее, чем 25% акций)  является необходимость определения деловой цели, с которой запрашиваются документы.  Закон дает самые общие ориентиры, когда такая цель отсутствует, в целом оставляя этот вопрос на усмотрение менеджмента общества.

Эти нововведения очевидно направлены на борьбу с недобросовестными миноритариями, использующими полученную информацию во вред компании или вообще не нуждающиеся в ней.

Что касается правомочий владельцев крупных пакетов голосующих акций – 25% и более,  то их положение закон не ухудшил – они по-прежнему имеют право доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседания коллегиального исполнительного органа. Однако в свете уже упомянутого выше подхода Верховного Суда – теперь к документам бухгалтерского учета практика относит и договора общества. Таким образом, владелец пакета акций в размере от 25%  вправе получить доступ фактически ко всей документации общества.

В целом, внесенные изменения определяют линию законодателя на градацию прав акционеров на получение информации и документов в зависимости от размера принадлежащего им пакета акций – чем больше пакет, тем больше инвестиционный риск и, соответственно, больше прав на получение информации. Если раньше было две категории таких лиц –  акционеры владеющие пакетом до 25% и те, кому принадлежит 25% и более голосующих акций, то теперь их три: владеющие до 1%, свыше 1% и  владельцы 25% и более голосующих акций. В условия нынешнего этапа развития корпоративных и инвестиционных отношений такой подход представляется обоснованным. 

Второй важной тенденцией, которую определяют изменения порядка предоставления информации — это освобождение менеджмента компании от порой очень обременительной обязанности отвечать на массу запросов со стороны миноритарных акционеров. Некоторые из них пытаются таким образом подменить собой ревизионную комиссию общества (оценивая законность и эффективность деятельности Общества), другие – просто шантажируют общества, добиваясь выкупа акций или прочих недобросовестных имущественных выгод.

Ограничение прав миноритарных акционеров на получение информации не следует воспринимать, как повышение бесконтрольности директоров, членов коллегиальных органов и мажоритарных акционеров. Параллельно с изменениями порядка предоставления информации акционерам, летом 2017 года были приняты и/или вступили в силу законы, которые существенно расширяют и усиливают имущественную ответственность  контролирующих компанию лиц (директора, членов органов управления, акционеров) в случае их недобросовестного и/или неразумного поведения (в частности, ФЗ от 28.12.2016 года от №488-ФЗ, ФЗ от 29.07.2017 года №266-ФЗ)

Таким образом, общая тенденция, обозначенная указанными выше законами направлена, с одной стороны, на ограничение недобросовестных корпоративных действий миноритарных акционеров, усложняющих деятельность компании, с другой — на повышение ответственности  менеджмента компании за неразумные и/или недобросовестные действия.

Морев. Д.В., ведущий эксперт ЦРСП

Поделиться новостью
comments powered by HyperComments